Психосоматика: расскажи про свое воспитание, и я скажу, чем ты болеешь

Отец психосоматики Франц Александер в книге «Психосоматическая медицина»
детально и обстоятельно рассказывает о том, что заболевание возникает на стыке трех сфер – психологической, физиологической и социальной…

Печатая эти строчки, чувствую себя строгим преподавателем, готовящимся к лекции, и с трудом удерживаюсь, чтобы не поправить несуществующие очки на переносице.
Но я не могу придумать лучшей опоры в этой теме.

Как ни крути, психоанализ протоптал для нас, простых смертных, широченную дорогу к пониманию сложнейших взаимосвязей. А гештальт терапия подарила множество прекрасных техник для лечения различных симптомов. На мой взгляд, величайшей глупостью было бы не воспользоваться этими дарами.

Так вот, вернемся к Александеру.

По его мнению, ОБЩАЯ СХЕМА выглядит так. Встречаются два фактора. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ (ослабленный генетикой или условиями развития орган) и ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ (особенности личности, внутренние конфликты и привычный набор эмоций). А потом к ним приходит фактор СОЦИАЛЬНЫЙ (неблагоприятная ситуация), и запускает реакцию. Можно сказать, звезды сошлись. Самое любопытное здесь, что психологический фактор — тип исходного психоэмоционального конфликта — может отстоять от самой болезни далеко во времени. То есть, «вначале было слово», а человек про него и знать не знал до тех пор, пока не случилось некое потрясение. Получается, в каком-то смысле, что внутри каждого из нас есть эдакая бомба замедленного действия в виде двух факторов – ослабленного органа и «ядерного конфликта» (от слова «ядро, центр»).

Ядерный конфликт возникает, как правило, в детстве, в результате противостояния желаний и чувств ребенка и требований семьи. Вообще, самые сильные внутриличностные конфликты развиваются в условия зависимости, необходимой для выживания, которая и имеет место быть в детстве. Ребенок получает от родителей некоторую установку, которая спокойно дремлет себе в бессознательном. Время спустя, длительный стресс накладывается на ранее полученную установку, от чего настоящие чувства подавляются, и появляется болезнь.

Давайте теперь «погадаем по Александеру» и попробуем разобраться какой «ядерный конфликт» стоит за тем или иным заболеванием. Я постараюсь быть краткой, настолько, насколько это возможно, ведь описание и изучение каждой группы заболеваний само по себе – бескрайний океан. Будем считать, что я покажу вам «карту планеты» со спутника.

КОЖНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Кожа – одновременно и граница тела и орган чувств. Она – и то, что нас защищает, и то, чем мы вступаем в контакт. Через прикосновения мы можем передать любовь и нежность. Они же могут стать источником боли. Кожа краснеет при стыде, бледнеет и покрывается потом при страхе, сдавая нас, как плохой партизан.

Болезни кожи – это всегда проблемы с контактированием и границами. Это всегда конфликтное послание «Прикоснись ко мне – не трогай меня». Где-то в глубине может лежать подавленная и обращенная на себя злость к самым близким. К тем, кто, проявляя любовь, слишком сильно нарушали границы или наоборот, жестоко отвергали при желании приблизиться.

В качестве примера можно привести гиперопекающую маму, которая постоянно не только гладила и ласкала малыша, но и бесцеремонно распоряжалась его вещами и личным пространством в более взрослом возрасте. Но, поскольку женщина была все время ласкова и ранима, злиться на нее было совершенно не возможно, потому что «она же мама, и все только для него делает». В моменты очередного нарушения границ подросток чувствовал злость и вину за эту злость одновременно. Осознать и выразить эти чувства не представлялось возможным. Но в такие моменты жизни нейродермит был особенно сильным.

Другой, полярный вариант – очень занятая мама. Она всегда рано уходила, и приходила, когда ребенок уже спал. Но, если малыш покрывался пятнышками и болячками, она оставалась дома и мазала его мазью, ласково прикасаясь теплыми руками…

Загрузка...

ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНЫЕ И ПИЩЕВЫЕ РАССТРОЙСТВА

Помните фразу «живота своего не жалея»? Слова «живот» и «жизнь» идут рука об руку. Ребенок во время кормления получает не только молоко матери, но и тепло, внимание, заботу, ласку, удовольствие и успокоение. Если мама кормит вовремя, ребенок чувствует себя любимым, защищенным, и жизнь ему нравится. Длительное чувство голода заставляет злиться, а потом с жадностью поглощать больше, чем нужно. Несвежая, несвоевременная, не любимая еда или слишком большое ее количество заставляют чувствовать отвращение, тошноту.

Вы только вдумайтесь, сколько чувств связано с едой!

Спектр психосоматических болезней также огромен.

БУЛИМИЯ

Ненасыщаемость, жадность к пище, как метафора огромнейшего недостатка любви и безопасности. «Ешь сейчас, сколько влезет, а то потом может и не быть» — как метафора тоски по любви и вниманию, редкого и недостаточного душевного контакта с родителями.

АНОРЕКСИЯ

отказ от еды как бунт, как крайний способ обратить на себя внимание. Голодовка как выражение злости и обиды. «Может, хоть так вы обратите на меня внимание, услышите, заметите меня. Именно меня, а не свои ожидания и дела!».

ЯЗВА ЖЕЛУДКА и двенадцатиперстной кишки

Болезнь «людей западной цивилизации, живущих стремлениями и амбициями», бизнесменов и гиперответственных трудяг. «Я упрям и независим настолько, что отрублю ветку на которой сижу, чтобы доказать, что смогу справиться со всеми трудностями самостоятельно. Я даже кормить себя буду сам. Собой». На поверхности – честолюбие, активность, независимость, а в глубине – вытесненное стремление к любви и большая обида. Этот симптом говорит следующее «Когда-то давно я очень хотел вашей любви и заботы, но вы отвергли меня в моей слабости и замечали только тогда, когда я был самостоятельным. Я больше никогда не буду слабым. Я все смогу сам».

РЕСПИРАТОРНЫЕ РАССТРОЙСТВА

Надо ли что-то говорить о важности дыхания? Ровное и глубокое, оно ассоциируется со свободой, легкостью и удовлетворенностью. Тяжелое – с грузом переживаний, запретами, страхом. Остановленное – со злостью и возмущением. Вдох – это наполнение. Выдох – опустошение, расслабление. Естественным продолжением дыхания является речь.

Помните фразу «наступил на горло собственной песне»? У людей, лишающих себя «права голоса» часто возникают простуды с различными осложнениями.
А в основе бронхиальной астмы лежит конфликт между потребностью в любви и страхом отвержения. «Не надо подходить ко мне так близко, ты не даешь мне дышать. Но и далеко не отходи, я не смогу без тебя» — говорит ребенок слишком тревожной, опекающей и требовательной матери, которая не дает ребенку проявлять себя естественно, плакать там, где больно или обидно («Что ты плачешь, сейчас же успокойся!»), проявлять интерес там, где появляется что-то новое.

Потребность в любви и поддержке сильная, но подавляется, потому что грозит «удушением», злость также невозможна, так как грозит отвержением. Так и остается астматик где-то посередине, между вдохом и выдохом, из-за повышенных требований и ожиданий, не имея возможности расслабиться, испытывая приступы удушья.

СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ


Чтобы прочитать статью дальше, перейдите на следующую страницу, нажав ее номер ниже

1
2