Девочка из собачьей будки: курсантку МВД отчислили за ее прошлое «Сказали, что нашей Люде нужно в ПТУ, там ей самое место»

«Сказали, что нашей Люде нужно в ПТУ, там ей самое место»

Жизнь Люды Фурсовой из районного поселка Добринка Липецкой области круто переменилась в три года, когда органы опеки забрали малышку от родной непутевой матери. Девочку нашли в собачьей будке, куда та прибилась покормиться и обогреться…

Люда прошла огонь и воду, хорошо окончила среднюю школу и, выдержав огромный конкурс, поступила на бюджет в юридический институт МВД в Белгороде, чтобы стать офицером полиции. Это была ее заветная мечта.

Но на третьем курсе, узнав, что лишенная родительских прав биологическая мать девушки ныне сидит в тюрьме, Людмилу выставили за дверь… Формально по другому поводу. И потребовали возместить 300 000 рублей — именно столько потратило государство за три года на учебу сироты.

«Мне сказали, что нашей Люде нужно в ПТУ, там ей самое место», — переживает Татьяна Демихова, опекун девушки, ее самая настоящая мама, вместе они уже больше десяти лет.

В ГАЛОШАХ ЗА ПРАВДОЙ

«Я как узнала, что Люду отчислили, все бросила, дом, скотину, кинулась за пятьсот километров в Белгород, правду искать, — не сдерживает слез Татьяна Михайловна. — Мы люди простые, не при параде я приехала, снег как раз шел. На ногах у меня были галоши, уж извините, глянули на меня начальники — видят, наверное, бабка деревенская сидит».

Возможен ли социальный лифт в сегодняшней России? Или престижное образование только для «особых детей», отпрысков генералов и прокуроров, а чудом прорвавшаяся в этот круг деревенская сирота, белая ворона, так же быстро его и покинет? А если сама не догадается, то ей в этом помогут.

Люда Фурсова поступила в белгородский институт МВД самостоятельно. Не благодаря статусу сироты, а вопреки. «Теперь уж и не скажешь, случайно так произошло или нарочно, — рассказывает ее опекунша. — Мы были уверены в том, что она пройдет, потому что льготница, но в последний момент выяснилось, что никаких послаблений у нее нет, что наши документы о льготах неизвестно как потерялись, документы я успела подвезти, но дочка прошла конкурс на общих основаниях…»

Доброхоты из этого учебного заведения, разговаривая с приемной матерью, участливо качали головами. «Мне говорили о том, что, может быть, мы еще и передумаем, есть и другие вузы, попроще, а я, дура, не понимала, что это не учебы касается, а того, что мы с улицы», — вздыхает Татьяна Демихова.

Юридический институт МВД в Белгороде — одно из ведущих учебных заведений региона. Как говорят, сюда приезжают учиться даже из Москвы. Дескать, преподаватели знают свое дело, а курсантам приходится ходить по струнке — вылететь можно с любого курса и за любой проступок, прецеденты такие были. Впрочем, распространяются слухи, что вылетают чаще те, кто поступил без поддержки и поэтому постоять за себя не может.

«Поступить можно и самому. Минус только в том, что всю жизнь придется жирным генералам честь отдавать», — пишет на сайте один из выпускников. Возможно, он и прав. Но откуда знать тонкости будущей службы наивной деревенской девочке? «Я хочу стать следователем, чтобы бороться за справедливость», — говорит мне Люда.

Бороться за справедливость — это сильно, особенно в наших палестинах.

Судя по голосу из телефонной трубки, Люда Фурсова совсем еще ребенок, она даже разговаривает как школьница, о случившемся докладывает подробно, честно, в деталях, как на допросе, видно, что не просто так отучилась почти три года на следователя. И все-таки чувствуется, что недавно плакала… Вся будущая жизнь оказалась сломана в один миг.

…В конце апреля 2017 года курсанта 232-го взвода факультета правоохранительной деятельности Людмилу Фурсову в результате проступка, якобы несовместимого с честью сотрудника полиции, исключили из института. Так написано в приказе о ее отчислении.

Оказалось, что еще в середине февраля произошел неприятный инцидент, результатом расследования которого стал этот многословный документ.

«Обладая статусом сотрудника органов внутренних дел РФ, по надуманному поводу, под предлогом плохого самочувствия, не подтвержденного медицинским диагнозом, умышленно с целью получения оправдания своему отсутствию на учебных занятиях в ходе беседы с терапевтом медсанчасти допустила некорректное поведение и высказывание о том, что она «может кого-нибудь застрелить», чем дезорганизовала работу медсанчасти», — так туманно и расплывчато, со многими запятыми говорится об отчислении курсанта Людмилы Фурсовой.

Не казенными фразами рапорта, а человеческим языком: …


Чтобы прочитать статью дальше, перейдите на следующую страницу, нажав ее номер ниже

1
2
3
4