«Я променял жену на молодую девушку и теперь живу как в тюрьме»

35 лет счастливого брака, прекрасные взрослые дети… Все это он променял на отношения с молодой красавицей и теперь горько жалеет об этом. Анонимное признание.
Говорить об этом нелегко, но, кажется, необходимо.

Мы прожили с женой 35 лет, через многое прошли вместе. У нас прекрасные дети: сыновья и дочь. У каждого из них сейчас отличная работа, крепкий брак – все благодаря моей жене, которая все эти годы неустанно молилась за них.

Выйдя на пенсию, мы с женой решили вложить сбережения в один бизнес (она долго молилась, держала пост) – и результат превзошел самые смелые ожидания: я в жизни не видел таких денег, едва не сошел с ума от радости. Внезапно я стал членом «клуба миллиардеров», и моя жизнь изменилась. Стало казаться, что одной-единственной женщины – той, с которой мы прожили столько лет, – недостаточно… Мы переехали в престижный район, сменили машины на новые, роскошные. Меня стали приглашать на важные мероприятия, закрытые приемы. Вокруг меня увивались юные красотки, да и у всех моих новых знакомых были молодые спутницы.

Юная, сексуальная, она не сводила с меня глаз, но у нее было условие: я должен жениться
Они, эти красотки, нашептывали мне слова, от которых я таял. Я чувствовал себя королем мира, тратил деньги направо и налево. А потом я встретил ее – назовем ее Долли. Юная, сексуальная, она не сводила с меня глаз, была, кажется, готова на все – и я «влюбился». Но у нее было условие: я должен на ней жениться.

Моя первая жена ни разу в жизни не заставила меня страдать. Она поддерживала меня «в горе и в радости». То, что наши дети выросли успешными и счастливыми людьми, – целиком и полностью ее заслуга. И я… просто не в силах объяснить, как так вышло.

Я был в гостях у Долли и ее матери: ровесница моей жены, она приготовила роскошный обед. А после начала выдвигать условия, говорить, что заботится о счастье дочери (сама она разведена). Они с Долли дали мне три месяца на то, чтобы объясниться и расстаться с женой, иначе мы больше не увидимся. Ползал ли я на коленях, обещая все устроить? Не помню.

Вернувшись домой, я стал обвинять жену во всех мыслимых и немыслимых вещах. Ссора за ссорой – и я действительно начал люто ее ненавидеть. Я собрал семейный совет, чтобы открыть всем глаза на нее. В список ее «прегрешений» вошли и лишний вес, и фанатичная вера. Я говорил, что ее молитвы – не что иное как заклинания, обвинял в связи с пастором…

Я чувствовал себя королем – ровно две недели, пока длился наш медовый месяц
Она отбилась от всех моих нападок, а потом сказала: я знаю, в чем дело, и уступаю тебя той молоденькой блондинке, за которой ты бегаешь. Теперь уже все накинулись на нее. Моя младшая сестра, которую жена когда-то вытащила из ужасной ситуации и воспитала как собственную дочь, ударила ее. А я просто смотрел.

Жена ушла в тот же день. Большинство вещей в доме принадлежало ей, но она ничего не взяла. Дети пытались вмешаться, но мои аргументы и ложь убедили и их.

Я заплатил за Долли выкуп ее алчным дядюшкам. Я чувствовал себя королем – ровно две недели, пока длился наш медовый месяц. Нет, это, конечно, нечто особенное: когда на вечеринках тебя сопровождает королева красоты. Но на этом все. Я живу в аду.

‎Долли распущенная, невежественная, бессердечная. Она обирает меня до нитки. Мы даже не занимаемся сексом: у меня началось нарушение эрекции. Почти уверен, что у нее кто-то есть.

Я не могу признаться в этом ни одной живой душе. Я скучаю по своей жене. По ее доброте.

Никто не следит за тем, чем я питаюсь, так что у меня развились всевозможные заболевания. Долли не работает, сидит дома. Она родила мне ребенка – так ли я уверен, что это мой ребенок? – но общение с ним не приносит мне такой радости, как когда-то общение с детьми и внуками.

Дети отдалились от меня. А их мать – она в порядке. Господь всегда слышал ее молитвы и отвечал на них. Без меня она выглядит моложе и счастливее.

Я совершил ужасную ошибку, но боюсь кому-то в этом признаться
Долли практически положила конец моему общению с семьей. Я чувствую себя узником – в душе и в своем собственном доме. Я совершил ужасную ошибку, но боюсь кому-то в этом признаться. Я страдаю – и улыбаюсь.‎ В некоторых вещах я не могу признаться даже в этом письме.

Даже если бы Долли была ангелом, теперь я понимаю, что всему свое время. В моей жизни наступил закат – нет смысла хотеть быть с кем-то, кто переживает восход. При всем желании я не могу изображать мужчину на пике половой зрелости. Забудьте о виагре: нам же не приходит в голову искать лекарство, которое ускорит естественный рост ребенка, – зачем же нужно средство, которое отсрочит естественную примету времени?

Я бы все отдал, чтобы повернуть время вспять. Я воображаю, как прекрасно было бы состариться с той, что была рядом в молодости. Завидую парам, которые пережили трудные времена и остались вместе в преклонном возрасте.

Я все еще не теряю надежды помириться с женой, но она не подпускает меня близко. Я отправлял ей подарки – она их возвращала. Говорит, что простила меня, но не хочет больше иметь со мной ничего общего.

Господи, помоги мне…


Источник